“Собирали по косточкам”. Осужденный может лишиться ноги в колонии

Photo of author

By Admin

photo 448188 jpeg

Житель Жезказгана Алексей Крючок может лишиться ноги во время пребывания в колонии, передает корреспондент Tengrinews.kz.

На наш редакционный WhatsApp-номер обратилась жена осужденного Алина Крючок. По словам 25-летней женщины, в мае прошлого года ее муж, находясь за рулем автомобиля, попал в ДТП. В аварии скончался близкий друг Алексея, поэтому суд назначил ему лишение свободы сроком на один год и шесть месяцев. Отбывать наказание 31-летнего мужчину отправили в учреждение минимальной безопасности, то есть колонию-поселение.

“В результате ДТП он получил тяжелейшую травму правой стопы (была неполная ампутация) и прочие многочисленные травмы. Муж перенес три операции, в ходе которых ему собирали ногу по кусочкам и по косточкам. За это огромная благодарность хирургам многопрофильной больницы Жезказгана. Осенью 2022 года ему поставили III группу инвалидности.

На момент приговора на тыльной стороне стопы была открытая рана, где виднелась кость, мясо и так далее. В данном случае был просто необходим должный уход, ежедневные перевязки и отсутствие нагрузок на ногу, а также содержание ноги в тепле и чистоте. Это в местах лишения свободы обеспечить не могут. Но его все равно отправили в колонию, где после суда из-за несоблюдения температурного режима на ногу пошли осложнения”, – поделилась Алина Крючок.

По ее словам, зимой Алексея отправили отбывать наказание в Астану. Там жена добилась госпитализации в медучреждение и операции на ногу.

“Все было более менее хорошо, но не без жалоб конечно. В июне 2023 года супруга переводят в Шахтинск, где начинается просто ужас. Про условия я промолчу. Так вот за два месяца его вывезли в больницу 4-5 раз, причем два раза мы за наш счет делали это. Также в этом учреждении не выдают растворы для перевязок и бинты, хотя перевязка должна быть ежедневная. А сотрудники сами не хотят делать. Кроме того не проводится наблюдение у хирурга”, – добавила Алина.

В этой связи женщина обратилась с заявлением в КУИС, прокуратуру и Минздрав. Но Алина отметила, что ее жалобы перенаправлялись в местные органы и пришли ответы, якобы все делается.

“Они даже в колонию не ездили, иначе бы увидели, что все не так, как говорит администрация. Поэтому после этого я опубликовала в соцсетях видеообращение супруга о том беспределе, что там творится. Затем сдвиг был, но минимальный. После многочисленных обращений в Генпрокуратуру в колонию приезжал прокурор и принял мужа.

Но после того, как муж рассказал всю правду, со стороны колонии начали сыпаться угрозы, типа “нам все равно, кому ты и что говоришь”. Его провоцируют на нарушения, угрожают на общий режим перевести. Я даже с детьми к нему не могу приехать, хоть он в колонии поселения находится, потому что там просто нет условий.

Даже по сей день его систематически не вывозят в больницу. Довели до того, что у него поражены три кости, ранее была всего одна. Кроме того медицинский сотрудник колонии дал номер супруга осужденным из другой колонии, которые звонят ему и просят отозвать жалобу или написать встречное заявление на медика. На каких основаниях этот сотрудник раздает личные данные пациентов и в каких отношениях он состоит с осужденными, которые звонят мужу? Какие у него интересы, чтобы муж забрал жалобу?” – задается вопросами жена.

Она отметила, что в колонии из-за физических нагрузок пересаженная на ногу мужа кожа лопнула и начала гноится.

“Врачи местные бездействуют. Я забила тревогу и начала писать и звонить везде, где только можно. С боем добились операции. В августе сделали две операции, шестую и седьмую по счету, и через четыре дня выписали. Но в самой колонии нет никаких условий для его содержания. Ни постельного режима, ни ограничения нагрузок, ничего. Хирург, который делал операцию, предупредил, что если еще один раз доведут до такого состояния ногу, то будет ампутация. Ноге с каждым днем хуже становится.

В августе был суд на замену неотбытой части более мягким видом наказания. Я заплатила все иски, у него все было чисто, ни одного нарушения. Но суд ему отказал на необоснованных основаниях. Помогите, пожалуйста, теперь добиться хотя бы человечных условий для него в колонии и не довести до страшной беды. У нас трое маленьких детей, они и так нуждаются в папе. А как мы будем дальше существовать, если ему ампутируют стопу? Я очень боюсь, что он без ноги останется. Там полный беспредел происходит. Я сейчас одна с тремя детьми (5 лет, 2 года, 10 месяцев), у меня уже силы кончаются бороться со всем этим. Помогите, пожалуйста, чтобы отец моих детей вышел на свободу живым и на своих двоих”, – подытожила Алина Крючок.

В этой связи редакция Tengrinews.kz обратилась за разъяснением ситуации в различные госорганы. Так, в Комитет уголовно-исправительной системы (КУИС) сообщили, что сведения о состоянии здоровья осужденного Алексея Крючок находятся у Министерства здравоохранения.

“В соответствии с указом Президента, функции и полномочия Министерства внутренних дел в сфере медицинского обеспечения лиц, содержащихся в следственных изоляторах и учреждениях уголовно-исполнительной системы, с 1 января 2023 года переданы в ведение Министерства здравоохранения.

В связи с этим для получения необходимой информации по состоянию здоровья осужденного А.С. Крючок вам необходимо обратится в Министерство здравоохранения, либо в Управление здравоохранения акимата Карагандинской области”, – говорится в ответе за подписью заместителя председателя КУИС Мейрама Аюбаева.

А вот медики Карагандинской области отказались предоставлять подробную информацию о болезни Алексея Крючок. Они ссылаются на закон о медицинской тайне. Тем не менее врачи рассказали некоторые подробности.

“Медицинская помощь гражданину А.С. Крючок оказывается в полном объеме. Согласно проведенной проверке, наблюдение и лечение в условиях учреждения №36 (колония – прим.) осужденного Крючок проводится в полном объеме. Нарушений действующей инструкции или правил нет. Нарушений, допущенных в тактике лечения осужденного, нет.

В случае причинения вреда здоровью Крючок вправе получить моральное возмещение в порядке действующего законодательства, обратиться в суд”, – говорится в ответе за подписью заместителя руководителя регионального управления здравоохранения Каната Абзалиева.

Между тем в прокуратуре Карагандинской области сказали, что Алексей Крючок прибыл в колонию Шахтинска 14 июня 2023 года с диагнозом “остеомиелит правой стопы”.

“С момента прибытия в учреждение осужденный обращался в органы прокуратуры по вопросу ненадлежащего качества оказания медицинских услуг. Однако согласно конституционному закону, при осуществлении надзора органы прокуратуры не подменяют функции иных государственных органов. В этой связи по результатам рассмотрения обращений и личного приема осужденного, обращения осужденного направлены для рассмотрения в департамент медицинского и фармацевтического контроля Карагандинской области, которому поручено проведение соответствующей проверки доводов заявителя. В настоящее время проверка не окончена. Вопрос об ответственности и кто ее понесет, будет решен после завершения проверки с учетом результатов и заключения уполномоченного органа. Вопрос о принятии мер надзора/реагирования будет разрешен в зависимости от ее результатов.

В период отбывания наказания осужденный Крючок с 8 по 26 августа 2023 года находился на стационарном лечении в Многопрофильной больнице имени профессора Макажанова, где ему проведены оперативные вмешательства. Последнее стационарное лечение с 19 по 25 сентября проводилось на уровне Центральной больницы Шахтинска, где осужденный получал консервативное лечение. В настоящее время травматологом рекомендовано оперативное лечение в условиях отделения гнойной травматологии в плановом порядке“, – говорится в ответе за подписью первого заместителя прокурора области Владимира Малахов.

Наши новости теперь в WhatsApp! Подписывайтесь на наш канал в самом популярном мессенджере

Этот материал взят из этого источника

Оставьте комментарий