Как в Казахстане уменьшили объемы теневого импорта на рынке обуви

Photo of author

By Admin

По прогнозам экспертов, в Казахстане к концу 2023 года прогнозируется обеление теневого рынка обувных товаров на 58 процентов и увеличение прослеживаемого оборота участников этого сегмента в десятки раз. Учитывая, что до недавнего времени доля теневого оборота обуви в Казахстане составляла 48 процентов, то есть каждая вторая пара обуви ввозилась в страну нелегально, можно сказать, что в борьбе с “тенью” был совершен прорыв.

Последствия “тени”: от неуплаты налогов и до сдерживания местного производства

Нагляднее всего масштабы проблемы с “тенью” в сфере обувного экспорта показывает расхождение таможенных данных с Поднебесной: китайская таможенная служба в 2021 году зафиксировала экспорт обувных изделий в Казахстан на сумму, превышающую казахстанские данные более чем в два раза. Расхождение составило почти 780 миллионов долларов, Китай является крупнейшим экспортером обуви в нашу страну, при этом аналогичное расхождение, по данным фискальных служб, касается не только поставок из этой страны. Так, аналогичные расхождения в пределах 1 миллиона долларов в 2021 году были выявлены и в закупках обуви на европейских направлениях – с Германией, Италией и Францией, так что оценку теневого рынка в 48 процентов от общего объема можно считать еще оптимистической.

Эти 48 процентов реализуемой на внутреннем рынке продукции, помимо угрозы несобранных налогов в бюджет, это еще и удар по отечественному производителю. Поскольку теневики получают ценовое преимущество над добросовестным бизнесом, минимизируя фискальные расходы. И во многом с засильем теневого импорта связаны трудности с развитием отечественного производства: согласно данным Бюро национальной статистики, в Казахстане в этом году функционируют 66 компаний по выпуску обуви, в прошлом году отечественные производители выпустили около 1,7 миллиона пар обуви, что на 17,6 процента больше, чем в 2021 году, в первом квартале этого года казахстанские компании отчитались о выпуске 421 тысячи пар, что на 38 процентов больше, чем в январе – марте 2022 года.

Однако это скромный рост, если учесть, что суммарно в Казахстане в 2022 году было продано 40,3 миллиона пар обуви, то есть доля отечественных обувщиков в общих продажах на сегодня составляет всего 3,3 процента. И здесь существенного сдвига не произойдет, пока закупщики обуви иностранного производства и отечественные производители не будут поставлены в равные условия, считает председатель правления Союза юридических лиц и индивидуальных предпринимателей “Национальное объединение предприятий легкой промышленности Qaz Textile Industry” Гульмира Уахитова.

b041969f52540b7afcf7cad408d7b724 jpeg

“Любая страна имеет право создавать условия для развития добросовестного отечественного бизнеса, предоставляя ему реальные возможности конкурировать с импортной продукцией, – отмечает Гульмира Уахитова. – Однако конкурировать с импортом для отечественных производителей сложно ввиду того, что они выплачивают все налоги, заработную плату, коммунальные услуги. Между тем сырье для производства обуви в Казахстане в основном импортируется, при этом закупаемое сырье проходит все таможенные очистки. К тому же недобросовестные импортеры продолжают применять различные схемы для нелегального ввоза продукции или занижения стоимости при таможенной очистке товаров: по данным Министерства финансов, иногда стоимость ввозимых товаров занижается в 100 и более раз, в основном по дорогостоящей и налогоемкой продукции, как раз такой, как одежда и обувь”, – подчеркивает она.

К примеру, один из казахстанских индивидуальных предпринимателей в 2021 году умудрился импортировать в страну более 107 тысяч пар обуви общей стоимостью 4,5 миллиона тенге, то есть по средней цене 42 тенге за одну пару. Это при том, что средняя цена обуви, ввезенной из стран ЕАЭС, в том же году составляла 4,4 тысячи тенге, а средний чек на обувь на внутреннем рынке равнялся 15 тысячам тенге. То есть предпринимателем стоимость ввозимого в страну товара была умышленно занижена как минимум в 104 раза – соответственно, им было получено заведомо недобросовестное преимущество не только перед производителями, но и перед другими импортерами, которые заявляли на таможне реальную цену закупаемой ими за рубежом обуви. Между тем долю собственного производства государству необходимо постоянно наращивать, уверена Уахитова.

“Если импорт превышает многократно местное производство, то это угрожает национальной экономике, порождает зависимость от импортной продукции, – говорит председатель правления Qaz Textile Industry. – Зависимость от импорта уже привела к тому, что в прошлом году возник дефицит товаров – таких, например, как сахар: цены на него подскочили, и ни внутреннее производство, ни государство оказались не готовы к решению этой проблемы. Аналогичные проблемы возникли у нас в прошлом году с бумагой – и в нынешнее время никто не может предсказать, в каком сегменте рынка может возникнуть подобная ситуация. В связи с этим необходимо принять превентивные меры, развивать собственную промышленность, о чем неоднократно говорил и Глава государства Касым-Жомарт Токаев”, – добавляет она.

Почему маркировка является мягким инструментом борьбы с “тенью”

Отметим, что на некоторых товарных рынках ситуация чуть лучше, чем в обувном сегменте, к примеру, по данным аналитического агентства KHIDI CIS, доля теневого фармрынка в Казахстане в 2021 году составляла 10-12 процентов от общего объема рынка, недополученная добросовестными игроками рынка выручка, уходящая в тень, здесь равняется 52,8 миллиарда тенге, а ущерб государства от недополученных налогов оценивался в 2,5 миллиарда тенге ежегодно. Однако некачественные лекарственные препараты – это прямая угроза здоровью и жизни покупателей, так что здесь борьба с “тенью” направлена не только на пополнение казны и развитие отечественного производства, но и на обеспечение безопасности потребителя в буквальном смысле этого слова. Борьбу с “тенью” можно вести жесткими административными методами – например, тщательно проверяя каждую партию экспорта, пересекающую границу, но здесь есть свои издержки: во-первых, это будет отвлекать большие ресурсы государства, а, во-вторых, в этом случае жесткому административному контролю будет подвергаться и добросовестный бизнес.

Выходом из ситуации является создание системы, при которой соблюдающие все законы предприниматели будут автоматически освобождаться от пристального внимания контролирующих органов. А те в свою очередь получат возможность сконцентрироваться на стремящихся уйти от таможенных и налоговых платежей импортерах – и такую возможность предоставляет система маркировки. Система, которая регистрирует информацию о каждом товаре, поступающем в страну, и отслеживает его через уникальный дата-матрикс-код, содержащий сведения обо всем пути товара от производителя или импортера до конечного потребителя. И с 1 ноября 2021 года маркировка и прослеживаемость обувных товаров стала обязательным требованием, в результате введения которого, по данным Мининдустрии, официальный импорт обуви увеличился на 13 миллионов пар, или на 30 процентов (с 37,2 до 53,1 миллиона пар). До введения маркировки официальный показатель импорта обуви варьировался в диапазоне 35–39 миллионов пар в год.

С 2021 года объем зарегистрированной в системе маркировки и прослеживаемости товаров маркированной обуви в Казахстане вырос более чем в 6 раз, что демонстрирует высокую активность бизнеса в работе с системой прослеживаемости и снижение доли “тени” на рынке. Согласно данным информационной системы маркировки и прослеживаемости товаров, объем маркированной в Казахстане обуви за 8 месяцев 2023 года составил более 34,5 миллиона единиц. При сохранении существующей динамики заказов кодов маркировок к концу 2023 года прогнозируется обеление теневого рынка обувных товаров на 58 процентов и может равняться выводу из тени доходов на сумму, превышающую прежнюю налогооблагаемую базу в несколько десятков раз.

Цена вопроса, которая муссируется в последнее время в связи с обязательной маркировкой обуви, на практике составляет 2,68 тенге без НДС, это стоимость одного индивидуального Data Мatrix-кода, выпускаемого для маркировки каждой отдельной пары обуви. Как подчеркивает глава правления Qaz Textile Industry Гульмира Уахитова, утверждения о росте цены обуви в 2 раза, которое ранее тиражировалось некоторыми участниками рынка, ничем не подкреплено, поскольку соответствующая калькуляция ими так и не была представлена. “Да, удорожание возможно, но совершенно точно не в два раза, как утверждают представители импортеров и розничной торговли”, – подчеркивает она. Ее мнение подтверждают и игроки рынка: по данным официальных дистрибьюторов Adidas и “Интертоп”, затраты на цифровую маркировку обуви составили не более 1 процента от стоимости и не повлияли на конечную стоимость поставляемой обуви этими компаниями.

Даурен Раманкул, основатель казахстанского бренда обуви Shoes Republic, также заверил, что цифровая маркировка не отразилась на стоимости продукции: “Мы включили эти затраты в расходы, на 2-4 процента уменьшив свою маржинальность. На нашем потребителе введение цифровой маркировки никак не сказалось”, – подчеркнул он. Тут надо пояснить, что нанесение кода маркировки осуществляют только производители и импортеры обуви, а к розничным продавцам обувь поступает уже с data-matrix-кодом. Розница же получает уже промаркированную обувь – и все ее расходы сводятся к разовой покупке сканера, стоимость которого не превышает 50 тысяч тенге. Также отмечается, что при импорте обуви из КНР некоторые казахстанские импортеры маркируют товар сразу при формировании груза, стоимость данной процедуры составляет от 0,2 до 0,5 юаня (от 13 до 33 тенге) за пару, иногда процедура предоставляется в общем комплексе без дополнительной оплаты. Аналогичные договоренности достигнуты и с турецкими производителями, так что нынешнее удорожание обуви на внутреннем рынке связано с общим уровнем инфляции, с увеличением цены закупа товара за счет роста валюты, но никак не с маркировкой, утверждают участники рынка.

Материал предоставлен ЦРЦЭ

Этот материал взят из этого источника

Оставьте комментарий