Пищевые продукты, содержащие генетически модифицированные организмы (ГМО), безопасны для здоровья. Такой точки зрения придерживается американский профессор Дадли Роберт Хершбах, получивший в 1986 году нобелевскую премию по химии. Учёный прилетел в Москву, чтобы принять участие во Всероссийском фестивале NAUKA 0+ и выступить в МГУ с лекциями о Дмитрии Менделееве и таблице периодических элементов. В интервью RT Хершбах также поделился своим мнением о проблеме глобального потепления и призвал учёных заниматься популяризацией науки.

— В этом году Нобелевская премия по химии досталась учёным, в 1970-1980-х годах разработавшим литий-ионные батареи. Одному из лауреатов — американцу Джону Гуденафу — сейчас уже 97 лет. Как вы думаете, не слишком ли поздно отмечена наградой эта работа?

— Я, разумеется, хочу присоединиться ко всем остальным и поздравить Джона Гуденафа с присуждением Нобелевской премии по химии. Замечательно, что в возрасте 97 лет он стал самым старшим из лауреатов. Его работа в области литий-ионных батарей, несомненно, заслуживает этой награды.

Насчёт её «запоздалости»: она пришлась бы кстати и многими годами ранее. Однако замечу, что открытия, достойные Нобелевской премии, совершались сотнями учёных по всему миру, но большинство из них так и не стали лауреатами.

— Вы, как и другие нобелевские лауреаты, участвующие в фестивале NAUKA 0+, выступаете за использование ГМО. Почему?

— Когда еда с ГМО попадает в пищеварительную систему, то соляная кислота желудка расщепляет содержащиеся в ней белки точно так же, как и любые другие белки. Поэтому наличие или отсутствие ГМО в пище не имеет абсолютно никакого значения.

— Часто учёных критикуют за то, что они не могут доступным языком рассказать о своей работе. Что вы говорите, например, шестилетнему ребёнку, когда он спрашивает, чем вы занимаетесь? Как «научить учёного» рассказывать о своей работе просто и понятно для широкой аудитории?

— Я преподаю науку уже далеко не первое десятилетие и стараюсь рассказывать о ней в форме, доступной для всех, независимо от возраста и уровня образования. Шестилетнему ребёнку, спросившему о моей работе, я бы сказал, что химия — это работа с сосудами, в которых одни молекулы взаимодействуют с другими. В своей области химии я устраиваю столкновение двух молекул, которое приводит к образованию новой молекулы.

  • Лауреат Нобелевской премии Дадли Роберт Хершбах
  • Reuters
  • © Jessica Rinaldi
Источник: russian.rt.com