«Найден. Погиб» — это самые страшные слова». Как казахстанские волонтеры ищут без вести пропавших

Фото автора

By Admin

В Казахстане ежедневно пропадает около 30 человек. Именно столько в среднем каждый день поступает обращений об исчезновении людей волонтерам движения «LIDER.KZ». Люди с деменцией, дети и просто обычные здоровые взрослые люди в любой момент могут уйти из дома, с работы или школы и бесследно исчезнуть. В такие моменты для поиска все средства хороши, и, к счастью, помимо полиции, есть немало добровольцев, готовых в любое время суток выдвинуться искать пропавшего человека. Основатель движения рассказала корреспонденту Tengrinews.kz, с какими случаями иногда приходится сталкиваться волонтерам. Ведь не всегда им удается найти пропавшего живым, а иногда даже натыкаются на случаи, связанные с рабством.

«Первый год находили в основном мертвых»

Общественное объединение волонтеров «LIDER.KZ» существует уже много лет. Все началось со случая, когда в Акмолинской области в селе Кабанбай батыра пропала девочка в возрасте полутора лет.

«2016 год. Я, как обычно, находилась на работе в салоне красоты. Ко мне пришла клиентка и спросила, не знаю ли я каких-нибудь экстрасенсов или ясновидящих. Я ответила, что нет, и уточнила, для чего они ей. Оказалось, что пропала девочка. Ей был год и восемь месяцев. Это было 11 мая, а девочка пропала днем ранее. Клиентка ушла, а у меня душа не на месте была, я начала переживать за ребенка. Отменила записи, позвонила клиентке, узнала место, где проводятся поиски, и поехала туда.

Случилось все в селе Кабанбай батыра (до 2001 года – село Рождественка). Искали везде, где только можно было. Около 500 волонтеров были задействованы. Приехали даже добровольцы с Караганды и Алматы. 21 марта ее обнаружил в воде рыбак… У меня был шок. Мы все стояли там и плакали. И потом на протяжении около месяца приезжали на место трагедии, привозили цветы и игрушки. На похоронах тоже было. Все эти пережитые эмоции пробудили желание искать людей», — начала рассказал президент и основатель общественного объединения Айзада Жусупова.

6a309903b800faeb6ca9e7b07c40d677 jpeg

«Первый год в основном находили уже мертвых людей. Появлялось все больше и больше добровольцев. И мы в итоге организовали движение. Не только в Астане, но и через пару лет в других населенных пунктах страны. Сейчас «Лидер КЗ» — это казахстанская ассоциация волонтеров, которая расположилась в 25 городах и регионах. У нас в составе движения в основном предприниматели, которые самозаняты. Но есть, к примеру, работник прокуратуры, врачи, бывшие сотрудники полиции на пенсии, пожарные, практически со всех сфер, в общем», — говорит Айзада Жусупова.

9ad08c9fa63b0ace0b2f72f057710b20

Поиск людей, помимо того, что отнимает у волонтеров много сил, в случае, когда человека находят мертвым, становится еще и тяжелым психологическим испытанием. И это испытание выдерживают не все.

«Бывают моменты, когда волонтеры морально не выдерживают и уходят, и лишь через несколько лет, восстановившись, возвращаются. Была волонтер Асель, с которой мы вместе начинали движение после первого случая с поиском девочки в селе Кабанбай батыра. Через месяц мы нашли труп мальчика, также в воде. Его мама была в истерике, это был ее единственный сын, она кричала, плакала, копала землю руками. И вот Асель не выдержала, она пропустила через себя тот случай и ушла из движения. Она вернулась через три года. К этому моменту она восстановилась и настроилась, что нужна людям, что поиски – это очень важная миссия. Ведь не всегда эти поиски заканчиваются плачевно. Но мы в любом случае всегда все поиски, как бы они ни заканчивались, пропускаем через себя. Волонтер без души и без сердца – не волонтер», — делится Айзада.

0d2b808126fc2f6314a26167826198a9

Девушка признается: был момент, когда она сама едва не ушла из волонтерского движения.

«В 2019 году был случай в Астане, когда мальчик зимой упал в открытый канализационный люк и умер. После того как мы его нашли через несколько дней, я на месяц ушла в себя. Не могла никак восстановиться. Но я понимала, что я не могу бросить это дело и что я не могу реагировать так на каждые поиски. А так как я основатель движения, все движение смотрит на меня. И волонтеры берут с меня пример. Но за все годы поисковых мероприятий тот случай был для меня самым тяжелым. «Стоп поиски. Найден. Погиб» – это самые страшные слова.

Так как координатор я, сообщаю об итогах поиска родным тоже я. Когда мы нашли мальчика в колодце, я пошла сообщить об этом его маме. Бабушка ребенка, увидев меня, поняла все по моим глазам и пошла, сообщила известие его маме сама. Я услышала крик матери. Когда я зашла в дом, она кричала мне: «Скажи правду, они же врут, что он погиб». Я не знала, что ответить. Сказала: «Извините, что мы не нашли его живым». Просила у нее прощения», — вспоминает Айзада.

69ce8ee11021bbafb36cf95f54a07c58
Февраль 2019 года. Поиск пропавшего мальчика в жилом массиве Железнодорожный (40-я станция)

«Радует то, что коэффициент найденных живыми больше, чем умершими. Где-то 75 процентов к 25 процентам. Все также зависит от того, как скоро поступает заявление о пропаже человека. Некоторые до сих пор ждут трое суток. Хотя сейчас можно подать заявление хоть через 5 минут, хоть через полчаса. Если, к примеру, пропадает человек с деменцией, то мы выезжаем незамедлительно. Если пропадает здоровый взрослый человек, то делаем рассылку с фото и описанием.

У нас также, к слову, выработан план действий на случай, если мы находим человека мертвым. Мы сразу ставим живое ограждение из волонтеров вокруг найденного тела, так как бывают люди, которые начинают снимать тело на фото и видео и после распространяют в сети. Наши волонтеры выстраиваются друг к другу и спиной к телу и так ждут приезда полиции», — объясняет основатель движения.

6d3aa411087687f79e46632973a034b3

«Раз в месяц сталкиваемся со случаями рабства»

Оказалось, что нередко случаи исчезновения напрямую связаны с рабством. 

«Не так давно у нас был случай, когда пропал 78-летний дедушка, страдающий деменцией. У него бывало, что он выйдет на улицу покурить, ему кажется, что нужно идти на работу, и он уходит. Так он ушел из дома в два часа ночи. За месяц до этого у нас был похожий случай, тогда мы нашли дедушку мертвым. В этот раз мы тоже уже начинали переживать, потому что шли вторые, третьи, четвертые сутки… а его все нет. Искали его везде.

07e4c1f6f6cce9f0dfe971ec962c8f12

На шестые сутки, ночью, его неизвестные привезли и оставили у ворот в дом. Он рассказал, что шел в сторону рынка «Артем». Его насильно посадили в машину и увезли. Все эти дни он находился у кого-то в подвале и чистил картошку, морковку большими ведрами. Неделю пожилой человек не будет просто бродяжничать. Это еще был июль, стояла сильная жара, а у этого дедушки давление, и ему постоянно нужно было принимать лекарства. Скорее всего, он действительно где-то в прохладном помещении находился. Мы ведь весь город исколесили в его поисках. Те, кто его предположительно похитил, подбросили его обратно к дому, потому что мы подняли резонанс. И те люди не стали рисковать бесплатной рабочей силой, которая у них есть, помимо этого дедушки. Скорее всего, именно так и было. На мой взгляд, рабство сейчас очень развито. Просто об этом не говорят. Мы примерно раз в месяц с подобными случаями сталкиваемся», — рассказывает Айзада.

f8caa38e337b8119ca0a02a5de454455

Другой случай Айзада не может забыть до сих пор. Ведь все в итоге закончилось судебными разбирательствами и тюрьмой для тех, кто держал в рабстве женщину, которая не могла разговаривать.

«Пансионат в Костанае продал свою постоялицу в пансионат в Астане. Женщине 57 лет, она не разговаривала. Здесь ей переделали документы. Она здесь делала уборку целыми днями и ночью. Но самое страшное, что ее насиловали другие постояльцы этого пансионата — дедушки и инвалиды. Она также подвергалась физическим пыткам. В какой-то момент она сбежала. И директор пансионата написала заявление в полицию, что пропала якобы ее тетя. Мы ее нашли и привезли обратно в пансионат, мы ведь не знали всей ситуации. А она мычала, не хотела туда возвращаться…

Лишь через два месяца я узнала, после звонка из прокуратуры, что она в этом пансионате была в рабстве. Настоящие родственники этой женщины в Костанае написали заявление о ее пропаже, так как в том пансионате им сказали, что она якобы потерялась. Так все и раскрылось. Были суды. Хозяйку и ее дочку в итоге посадили», — вспоминает Айзада.

8646b9992fc3c8053a2092adc19cb51e

Но бывают случаи, которые вызывают смешанные чувства: когда не знаешь, как относиться к ситуации и кто в ней больше виноват.

«В Ильинке был недавно случай. Выпивающие мать и отец распивали алкоголь с собутыльником, который был человеком без определенного места жительства. В итоге родители уснули, а их собутыльник взял их пятилетнюю дочку 2018 года рождения и поехал с ней в Астану. С одной стороны, он сделал правильно, что не оставил ее с родителями, которые были в отключке, ведь с ней могло случиться что угодно.

Он возил ее целый день по левому берегу, и у ребенка осталась масса впечатлений. Она нам так восторженно потом об этом рассказывала. Родители только ближе к вечеру очнулись и обратились в полицию. Сам этот мужчина — попрошайка, возможно, он взял ее с умыслом, что с ребенком ему больше денег дадут на улице. Но он ее накормил, напоил, крепко держал за руку, если где-то водил, чтобы она не потерялась, шла она с ним самовольно, не вырывалась, это потом было видно по записям с камер. Когда они вернулись в Ильинку, здесь их уже обнаружили наши волонтеры», — рассказывает волонтер.

fa6216a5f1f1f4ab2cea7041965bfcc5

«Следите за детьми и не отпускайте одних»

Несмотря на все меры предосторожности, иногда бывают случаи, когда во время поисков сами волонтеры проваливаются в люки или получают травмы.

«О пропавших мы узнаем от родственников, полиции и из соцсетей. Если это самообращение, то есть от родных, мы спрашиваем сразу, писали ли они заявление в полицию. И если нет, то рекомендуем сразу сделать это. Так как у сотрудников есть полномочия, которых нет у нас. То есть это поиск по горячим следам, например, с помощью камер видеонаблюдения.

b8e9d5ab62f6301d8de2b70642df56fa

В месте, где человека видели в последний раз, нами организуется штаб для начала поисков. У нас есть группа, в которой состоят все волонтеры, там мы объявляем о пропаже и спрашиваем, кто может подключиться. Кто на машинах, собирают тех, у кого машины нет, либо несколько человек заказывают одно такси — и так все добираются до штаба. На месте мы объясняем подробности, делимся на группы и начинаем поиски. Если искали только в Алматинском районе и не нашли, то расширяем места поиска.

В среднем, если поиски масштабные, то на них выходят около 40 человек. Если нужно, зовем еще добровольцев. У нас также специальные жилеты и документ волонтера. Люди, видя, что это волонтеры «Лидера», относятся с доверием, если нужно, отвечают на вопросы. Без жилетов на поисковые мероприятия мы волонтеров не допускаем. Им также выдаются фонари, рации. Мы заинтересованы в их безопасности, поэтому они не ходят по одному, так как один человек может куда-нибудь провалиться. Был случай, когда я провалилась в люк. Одна девушка пробила ногу гвоздем. Поэтому это очень сложно. И людей, бывает, не хватает, когда это полномасштабные поиски. Поэтому было бы хорошо, если бы добровольцев было бы больше», — объясняет Айзада.

2c7d3dd7bebe5c1d42a706e8f90d122a

Лидер движения также поделилась советами, которые могут помочь если не избежать пропажи человека, то хотя бы быстро его найти.

«Людям, у которых есть пожилые родственники с деменцией, я бы посоветовала надевать часы с GPS. На часто надеваемой одежде со стороны спины можно сделать наклейку с надписью «Я потерялся, пожалуйста, позвоните по такому-то номеру». Те, у кого маленькие дети, следите за ними внимательно, не отпускайте никуда одних. Советуем одевать детей в яркую одежду, чтобы их легче было найти на улице в случае пропажи, такой ребенок будет приметный.

Бывают родители, которые отпускают ребенка с ребенком, например, старшему восемь, а младшему — 3-4 года. В итоге один заигрался, а второй потерялся. Вы этих детей рожаете для себя, не нужно перекладывать ответственность на ребенка. Нет возможности выйти с ними погулять – займите детей чем-то дома. И учите детей хотя бы знать наизусть ваш номер телефона. А если возраст позволяет, то и домашний адрес. К тому же сейчас возросла рождаемость детей-аутистов. Если пять лет назад у нас был выезд на поиск ребенка-аутиста раз в квартал, то сейчас у нас в день летом бывает до десяти пропаж детей именно не норматипичных. Мы отдельно обучаем наших волонтеров, как правильно искать детей-аутистов, так как это совсем другой метод работы», — резюмировала Айзада.

dc7dabb606ec15af23ab76a2b176d63a

Текст: Иван Сухоруков.

Фото: Турар Казангапов.

Этот материал взят из этого источника

Оставьте комментарий