Тестирование на коронавирус необходимо для подтверждения диагноза, а не для того, чтобы человек, успокоившись, больше не соблюдал карантин, отмечает профессор, доктор биологических наук Константин Северинов. Он объяснил, что применяемый тест во многих случаях может дать ложный положительный либо отрицательный результат, а также высказал мнение, что России только предстоит столкнуться с пиком распространения инфекции.

— Константин, давайте с вами поговорим про тестирование. В чём вообще проблема тестирования на коронавирус?

— Да нет особой проблемы. Есть проблема вообще тестирования. То есть вы хотите определить очень небольшое количество какого-то инородного агента, например, по рибонуклеиновой кислоте или по белкам, в случае вируса, на фоне очень большого количества молекул, которые находятся в биологической жидкости.

— То есть просто мусора.

— Мусора, да. И сделать вы хотите это точно. У вас может быть ложноположительная реакция, вы говорите, что есть возбудитель, а его на самом деле нет. А есть другая ошибка — реакция ложноотрицательная: вы говорите, что нет возбудителя, а он есть. Цена вопроса, особенно в теперешней ситуации, велика. Поэтому вы хотите сделать тест надёжным. Кроме того, он должен быть сертифицирован, он должен показывать определённую точность, должен быть быстрым, дешёвым, он должен работать как часы, что очень важно. Чтобы сделан не один раз на коленке, а массово произведён. Везде, где можно, должна быть соответствующая аппаратура поставлена, люди должны быть оттренированы. Всё это означает, что должна быть система.

— Сейчас в России тестирование на коронавирус проводится одним-единственным способом — полимеразной цепной реакцией.

— С обратной транскрипцией — да.

— Почему?

— Я не знаю, почему. На самом-то деле есть два способа. Вирус — у него есть геном — нуклеиновая кислота, РНК или ДНК, и он запакован в белковую оболочку. И есть два способа тестирования наличия вируса. Вы можете определить наличие нуклеиновой кислоты, это первый вариант. И это делается с помощью такой цепной полимеразной реакции, очень изящной процедуры, которая позволяет при наличии информации о последовательности ДНК или РНК инфекционного агента амплифицировать, размножать специфические последовательности, соответствующие этому агенту, и потом просто детектировать наличие вот такой амплифицированной умноженной последовательности.

Значит это вот что. Вот все очень любят геномы. Геном — это некий текст. Есть у нас четыре буквы нуклеиновой кислоты — A-G-C-T. Вы можете прочесть и положить в базу данных. Конкретно в случае коронавируса, по-моему, вчера было уже около 900 геномов получено. То есть были выделены образцы у больных людей, и определена последовательность длиной в 30 тысяч букв, это есть геном коронавируса. Эти выделенные коронавирусы, или, вернее, определённые геномы, чуть-чуть отличаются у разных людей, потому что вирус имеет свойство меняться. Но, сравнивая вот эти последовательности, которые получены, вы выделите определенные блоки, которые не меняются, они почти всегда одинаковые. Учёные называют их консервативными. И этот в некотором смысле кусочек биологического текста — он является таким маркером наличия вируса. Потому что таких последовательностей нуклеиновых кислот у нас с вами в нашей ДНК нет. Соответственно, вы можете придумать процедуру, которая специальным образом будет узнавать именно такие последовательности нуклеиновой кислоты. И при наличии таких последовательностей у вас будет некоторая система, которая будет говорить: да, оно там есть. Так как мы всё равно говорим об очень маленьких количествах, то полезно сигнал умножить. Знаете, как вот раньше были эти усилки, когда вы музыку слушаете и прочее, вы амплифицируете, размножаете. Так вот, эта цепная полимеразная реакция — это именно некая биохимическая процедура, которая позволяет вам экспоненциально нарабатывать, увеличивать количество исходной нуклеиновой кислоты при условии, что она соответствует вот той последовательности, которая вас интересует.

— Начали тестировать методом ПЦР — поправьте меня, если я ошибаюсь, — который, как правило, используется для, например, определения вирусной нагрузки. Для того, чтобы определить, сколько вируса...

— Он не количественный. В основном качественный. Есть варианты цепной полимеразной реакции, которая количественная.

— И есть другой принцип — это принцип антительный. То есть иммуно-ферментный анализ. Вот почему не делается иммунно-ферментный анализ сейчас в России на коронавирус? Это же основной тест в мире.

— И да, и нет. И в Китае, и в других странах тесты на основе цепной полимеразной реакции шире распространены, потому что они очень дешёвые. Их легко сделать, их легко имплементировать.

— ПЦР дешевле, чем ИФА?

— Для цепной полимеразной реакции теста вам ничего не нужно знать, кроме как иметь на компьютере последовательность генома вируса, а дальше вы делаете некоторые действия, которые позволяют вам разработать эту систему. И есть соответствующая база, есть мощные лаборатории по всей стране, включая нашу, которые могут это поставить на поток. У нас клиники типа InVitro занимаются тем, что тестируют людей на различные заболевания с помощью этого теста. У вас вся процедура остаётся точно такой же. Единственное, что меняется, — это реагент, который необходим для определения вот этой конкретной нуклеиновой кислоты. Смотрите, это всё построено на красивом принципе комплементарности. Вы знаете: вот ДНК, двойная спираль. Одна цепочка соответствует другой. И, если вы знаете последовательность нуклеиновой ДНК или РНК в одной цепочке, вы можете разработать другую цепочку, которая будет к ней подходить. И всё, что вам нужно для детектирования коронавируса, — это найти тот участок, который будет подходить.

  • Пассажиры метро в защитных масках спускаются по эскалатору
  • РИА Новости
  • © Владимир Песня
Источник: russian.rt.com