Назначение Марата Тажина первым заместителем руководителя администрации президента — не случайность.

Представитель «старой гвардии» отсутствовал в стране почти 3 года, возглавляя дипломатическое представительство Казахстана в России. Неожиданно, на фоне громких арестов и социального недовольства изменениями в законодательстве, Марат Тажин появился в Астане в новом качестве. Что бы это значило, прокомментировал медиапорталу 365info директор Группы оценки рисков, политолог Досым Сатпаев.

Досым Сатпаев

Досым Сатпаев

Теневой мозговой центр

— Возвращение Тажина как представителя старой президентской команды можно считать конкретным подтверждением того, что власть готовится к транзитному периоду?

— В первую очередь это связано с теми проколами, которые власть совершила во внутренней политике за последние годы. Особенно в прошлом году. Это и земельные митинги, и провал информационно-коммуникационной работы. Даже создание Министерства информации и коммуникаций не спасло ситуацию. И в начале этого года опять же возникла новая негативная информационная волна по поводу регистрации,

что заставило и премьер-министра Бакытжана Сагинтаева произнести ту же самую сакраментальную фразу, которая в головах многих аналитиков сидит уже давно: «Наступают на одни и те же грабли»

Так что Марата Тажина, я так думаю, в первую очередь вернули для того, чтобы усилить качество работы именно с точки зрения определения и формирования внутренней политики в Казахстане. Тем более, у него очень большой опыт. В течение многих лет он этим и занимался, находясь в окружении главы государства. Не даром его считали одним из теневых мозговых центров. Все помнят, как незадолго до своего отъезда в Россию в качестве посла Марат Тажин пытался даже начать реформу государственной информационной политики. Были жесткие критические замечания в адрес государственных СМИ, его небезызвестная попытка создать список блогеров, которая была подана Тажиным как попытка более активно работать с социальными сетями. Так вот,

на фоне провала информационной работы власти и отсутствия каких-либо выводов по этому поводу задачей Марата Тажина будет исправление этой ситуации в том числе

Есть еще воз и маленькая тележка других проблем, с которыми не справился тот же самый Баглан Майлыбаев. Мы слышали много критических замечаний в его адрес со стороны экспертного сообщества.

Перераспределение полномочий

— Обратите внимание, вчера президент создал рабочую группу по перераспределению полномочий между ветвями власти, а сегодня мы видим в администрации президента новое-старое лицо…

— Будем исходить из того, что ничего не возникает на пустом месте. Президент и спикер сената Касым-Жомарт Токаев последние 2-3 года довольно часто заявляли, что вот-вот мы начнем политику трансформации президентской системы в президентско-парламентскую. Но самое интересное, что в том заявлении, которое президент озвучил по поводу создания этой рабочей группы, все слишком было обтекаемо и аморфно. Уже о президентско-парламентской системе конкретно никто не говорит. Было заявлено о том, что президентская система в Казахстане сохранится, а это намек на то, что жесткая президентская вертикаль останется. Якобы, будут перераспределены полномочия. Но здесь возникает вопрос — между кем и кем? Между президентом и парламентом? Между парламентом и правительством?

Я думаю, что скорее всего это некая игра в демократию. Ожидать, что от президента перейдут какие-то серьезные полномочия парламенту, пока не стоит

Хотя на самом деле это является некой основой для формирования президентско-парламентской республики не на словах, а на деле. Мне кажется, власть к этому не готова.

— Да, но конституционная реформа 2007 года уже подразумевала это. 10 лет прошло, и ничего не изменилось.

— В том и дело. Можно внести сколько угодно конституционных изменений. Тем более, наша Конституция, к сожалению, как пластилин. Ее можно лепить довольно часто, исходя из политической конъюнктуры. Но сами политические институты не готовы к такому перераспределению.

Возьмем наш парламент. Возникает вопрос: что вы хотите передать этому политическому институту, который не имеет авторитета в обществе и состоит из неэлекторальных и неконкурентных политических партий?

А события прошлого года вообще показали, что в принципе, если бы парламент вдруг исчез с политической сцены, никто бы этого не заметил.

Нужны серьезные реформы

— Качество его действительно становится все хуже и хуже.

— Совершенно верно. Когда создали земельную комиссию, уже тогда возникали вопросы, почему проблему с урегулированием земельного вопроса не решили депутаты? Президент стал активно создавать общественные советы при разных государственных структурах, чтобы минимизировать уровень социального напряжения. Но и этим должен был заниматься парламент. Многие функции, которые должен был выполнять парламент, в прошлом году стали передоверять разным структурам, в том числе и общественным.

Ну и зачем такой парламент в стране нужен, если от депутатов мы получаем непонятные инициативы по поводу переименования столицы либо молчание во время событий, которые будоражат всю общественность?

Будь то земельные митинги или теракты, депутаты как воды в рот набрали. Напоминает мне пациента в больнице — то ли лежит в состоянии клинической смерти, то ли без сознания. Реанимировать нужно парламент, а реанимировать его можно только через:

  • политические реформы
  • активную реформу партийного и избирательного законодательства
  • введение новой формы избрания депутатов не только партийным спискам, но и через мажоритарную систему
  • нужно и одномандатников туда также включать.

Так что вероятнее всего мы будем наблюдать игру в демократию. Тем более что в последнее время, особенно в прошлом году, это хорошо продемонстрировали наши соседи по Центральной Азии. Заявления о перераспределении полномочий стали звучать и в Туркменистане, и в Таджикистане, и в Узбекистане новый президент также заявлял о намерении передать парламенту больше полномочий.

Единственная страна из Центральной Азии, где это произошло в действительности, был Кыргызстан. Впервые за всю историю центрально-азиатского региона в Кыргызстане после прошлогоднего референдума хотят создать парламентскую республику

Конечно, непонятно, к чему приведет эта модернизация политической системы, но в условиях Казахстана в реальном перераспределении полномочий никто не заинтересован. И наши внутриэлитные группы это сильно не беспокоит. Беспокойство только одно — наличие постоянного доступа к конкретному лицу. Единственный, кто заинтересован в сильной судебной и парламентской власти, это демократически ориентированная часть казахстанской общественности. Она верно считает, что баланс между всеми ветвями власти будет гарантировать некую стабильность политической структуры на долгосрочной основе. Но к этому мы вряд ли можем прийти даже в рамках всех этих последних заявлений о конституционных изменениях. Потому что формально там можно сделать что угодно, а фактически это требует более серьезной работы по политическому реформированию.

Регионам нужна свобода

— А исполнительных органов перераспределение полномочий может коснуться? Допустим, в регионах акиматы получат финансовую свободу какую-то или какие-то другие дивиденды?

— Это уже децентрализация системы государственного управления. Кстати, предложения по этому поводу уже звучали. Были даже попытки провести выборы сельских акимов. Потом про это забыли, оставив экспериментом.

Я всегда был сторонником того, что если и проводить политические реформы в Казахстане, то их нужно проводить снизу. Это очень важно

Недавно президент, вернувшись из Польши, неожиданно заявил о том, что Казахстан должен перенять польскую модель развития местного самоуправления. В рамках восточно-европейского пространства именно Польша является примером того, что местное самоуправление получило довольно большие полномочия и финансовую независимость. Именно она заложила основу для выстраивания политической конструкции Польши. Польские институты местного самоуправления действительно помогают регионам развиваться и сохранять стабильность. А в Казахстане даже нет закона о местном самоуправлении. Вместо него существует закон о местном государственном управлении, который больше поддерживает статус нынешних маслихатов. А они, как и нынешний парламент, не имеют ничего общего с реальными нуждами населения.

Оптимально было бы законодательно наделить институты местного самоуправления большим объемом полномочий и добиться бюджетной децентрализации

Они должны иметь собственные источники финансирования, чтобы быть независимыми от акимов, которые в любом случае пока назначаются главой государства. Хотя вполне можно сделать так, чтобы и акимов выбирало население, но при нынешней системе власти это нереально. К тому же, президент уже заявил о том, что кардинальных изменений в самой президентской системе не будет. Ну передадут акиматам какие-то полномочия, но дьявол-то кроется в деталях. Как их реализовать без финансирования, допустим? Все очень сложно, и одними конституционными изменениями проблему не решить.

Источник: 365info.kz